Home Page Image
 

тел.: +7 909 99 77 092
e-mail: pchelinamaria@yandex.ru
Адрес

 


История Константина

 

Моя история выздоровления

Я решил поделиться своей историей не ради того, чтобы похвастаться. Возможно, она вдохновит вас на изменения, вселит вас в веру в то, что освобождение от пищевых расстройств  и счастливая жизнь без них вполне возможны.

У своих родителей я поздний ребенок. Я родился, когда моей маме было 35 лет а папе – 45. Отец был очень рад моему появлению и очень меня любил, а вот для мамы я похоже не был очень желанным. Хочу здесь же отметить, что моя мама – довольно сильная женщина, всю жизнь она вкалывала, самостоятельно зарабатывала себе на жизнь, преодолевала трудности. Но личная жизнь у нее не сложилась, за моего папу, с ее слов, она вышла не любви, а потому, что так было нужно. Я чувствовал, что мама по факту внутренне сильнее отца и являлась главой семьи. Мне с детства не хватало ее эмоционального тепла, заботы, внимания, а со временем я просто начал ее бояться. Видимо это и послужило причиной того, что я с ранних лет был довольно болезненным: страдал аллергическим бронхитом. Большая часть пищи была для меня несъедобна. Кроме того, я довольно часто простужался. Мои болезни по-видимому служили детским способом получить недостающие заботу и внимание от мамы. Кроме того, я был очень привязан к ней и несколько идеализировал, обожествлял свою маму. Когда мне было 3 года, врачи порекомендовали моим родителям переехать за город, надеясь, что свежий воздух мне поможет. Папа с мамой последовали их совету, но это не дало желаемого эффекта. Из-за своей аллергии в  детский сад я так и не пошел. Но когда пришло время, пошел в 1-й класс. Надо сказать, что я был несколько полноват( меня довольно хорошо кормили, а макароны были в доме дежурным блюдом). При этом я не любил спорт, хотя папа всячески пытался меня к нему приучить: отдавал в борьбу, дзюдо, самбо. Но мне это не особо нравилось. Бег тоже не вызывал у меня особого энтузиазма, однако, поиграть с друзьями в футбол и хоккей я очень любил. А зимой мы много катались на лыжах. Уроки физкультуры я тоже не очень любил: разнообразные эстафеты, которые требовали проявления гибкости, для меня были настоящим мучением из-за моей неуклюжести, что вызывало дружный смех моих одноклассников. Надо сказать, что в школе я был частой причиной нападок и издевок и как со  стороны одноклассников, так и тех, кто учился в старших классах. При этом были и другие ребята, которых худыми ну никак было не назвать, но их не трогали. Только сейчас по прошествии многих лет и обладая знание психологии, я могу это объяснить. Я был очень стеснителен, внутренне не вжал себя и в некотором роде гнобил себя, был очень не уверен в себе.   Таким образом, я сам себя «давил», «гнобил». А когда ест такая сильная агрессия к себе, то окружающие будут к тебе относиться точно также: психологически и физически «бить» ). То, что от нас исходит, то мы и притягиваем. От меня шла агрессия к себе и я притягивал к себе агрессоров в лице одноклассников и старшеклассников. Надо сказать, что в той или иной форме нападкам со стороны ребят я подвергался все школьные годы. Когда мне было 12-ть лет, от тяжелой болезни умер мой отец. Он был курильщиком с большим стажем ,и мне тогда казалось,  что именно это послужило причиной его болезни( рака легких) и смерти. Я себе сказал, что никогда не буду курить. Мы с мамой остались вдвоем. После смерти папы мы вернулись жить обратно в Петербург. Переезд был для меня довольно болезненным: пришлось оставить друзей детства, школу, к которой я уже привык. Далось мне это нелегко. После переезда все надо было начинать заново: привыкать к новой обстановке, новой школе,  новым знакомствам. Сразу же по приезде в Петербург мама сделала мне большой подарок:  отдала меня в секцию легкой атлетики. Видимо, чтобы занять мое свободное от школы время. Выше я уже упоминал, что бег до этого момента не был моим любимым видом спорта. И первая тренировка далась мне очень нелегко, простой кросс был большим испытанием. Но я решил, что хочу тут остаться. И задержался… на целых 4 года. За это время спорт стал моим любимым занятием, здесь были мои друзья и мои мысли. Я выкладывался полностью на тренировках, но несмотря на все мои усилия, особых результатов не было. Я превратился практически в фаната бега. Вместе с этим я учился в школе, в которой нас готовили к поступлению в медицинские вузы, и нагрузка там была очень серьезной, повышенной. Но я как-то умудрялся все успевать и учился на хорошо и отлично. Когда настал пора переходить в 1-й класс, я решил сменить школу  на физико-математическую. В то время компьютеры только-только начали появляться в нашей стране, и профессия программиста казалась мне очень притягательной и творчески и финансово. Но математика и некоторые другие предметы, в которых требовалась логика, технический склад ума давались мне с большим трудом. Я тогда еще не понимал, что сделал большую ошибку, уйдя из медицинского класса. Но дальше случилось то, что послужило стимулом к развитию у меня нервной анорексии. По окончании 10-го класса мама в ультимативной форме потребовала, чтобы я ушел из секции легкой атлетики. Это был первый урок, который я не прошел. Я подчинился воле мамы и  оставил любимое занятие, друзей. Но это было для меня сильнейшим стрессом. Появился дикий страх набрать вес. Я ведь был наслышан о том, как те, кто резко бросают большой спорт, довольно быстро полнеют. На тренировках я  усвоил, что нужно пахать до изнеможения выкладываться полностью, перенося очень серьезные нагрузки. Следуя этому правилу, я начал тренироваться уже самостоятельно. Вставал утром рано перед школой и бегал по 10км и более именно так, полностью выкладываясь. Но целью моей было – не позволить себе набрать ни одного лишнего грамма. При этом я резко ограничил себя в еде: мой завтрак состоял из одной- двух ложек овсянки – и все. А появлявшееся чувство голода я просто терпел. Нагрузка в школе была усиленной, т.к. это был  выпускной класс( тогда еще у нас не было ЕГЭ, были обычные экзамены). А по вечерам 3 раза в неделю я  ходил на подготовительные курсы в ВУЗ. Расход умственной и физической энергии у меня был очень серьезный, но при этом я максимально ограничивал себя в еде. Вместе с этим я не давал себе достаточно отдыха. Провалив экзамены в один ВУЗ, я поступил в другой, но совсем не на тот факультет, на какой хотел. Но уже тут я понял, что я не технарь. Начертательная геометрия вызывала у меня ужас,  я ее совершенно не понимал, а Высшая математика мне не давалась. Это давало серьезный эмоциональный стресс и напряжение. Вместе с тем  все мои мысли были заняты  по большей частью одним – страхом набрать вес. И уже на первом курсе ВУЗа у меня начались проблемы со здоровьем. Стали синеть и мерзнуть руки и ноги, да и сам я мерз. Мама , почуяв неладное,  сделал все, чтобы отправить меня в больницу на обследование. « недели в больнице были мучением, я делал все. чтобы сбежать оттуда,  всячески занимал себя физической нагрузкой и не давал себе есть. Обследовав меня, врачи вынесли диагноз, по которому мне оставалось жить года 3 не более и умирать в страшных муках. Мама врачам поверила  и по-настоящему испугалась. Она реально боялась меня потерять. Чуть позже другой доктор, снял этот диагноз. Однако железодефицитная анемия у меня была, и ее надо было лечить. Но я не предал этому значения. Мне не казалось это чем-то серьезным. Для меня было важно одно – мой вес.  Анемию я тогда так полностью и нее вылечил и продолжал себя изматывать нагрузками и голодовками. На 2-м семестре 1-го курса у меня появилась возможность перевестись на другой факультет на специальность, связанную с программированием. У меня получилось, хотя потребовалось сдавать много дополнительных экзаменов.  Но  от этого легче мне не стало, наоборот, я понял, что и программирование - то же не мое. Математика здесь была еще серьезнее и, естественно, она мне давалась с огромным трудом. Я понял, что иду не туда. Стремлюсь получить профессию, к которой у меня нет талантов и способностей. Множество предметов давались мне исключительно путем усидчивости и упорного труда. Я по прежнему боялся еды, изнуряя себя голодовками и  бегом. Но вот на 3-ем курсе вуза все изменилось. Я вдруг захотел стать сильным, «накачаться». И пошел в тренажерный зал при ВУЗе.  №-4 раза в неделю я ходил и «тягал штангу». Все по тому же усвоенному принципу: заниматься нужно до изнеможения. Ребята–спортсмены с удивлением взирали на меня и спрашивали: что ты делаешь? Зачем? Я и сам толком не осознавал тогда зачем. С одной стороны мной двигало желание накачаться и стать сильным. Я думал, что чем больше я себя нагружу на тренировке, тем сильнее стану. При этом то, что результаты мои особо не росли, меня как-то не настораживало. Я искренне считал, что все делаю правильно.  Но вместе с тем я по-прежнему боялся полноты. Вдобавок к тренировкам в зале я еще и бегал кроссы по утрам. Я фактически убивал себя, не осознавая этого.

В зале, у спортсменов–тяжелоатлетов, разговоры о еде занимали второе место после темы «как правильно тренироваться». Вот тогда я и познакомился со всевозможными диетами, стал изучать что «вредно», а что «полезно»  и т.д. Однако вес я все же набрал за это время. Примерно в то же время я познакомился с человеком. Который сыграл в моей жизни очень значительную роль и стал в каком-то смысле моим вторым отцом. Ему я мог доверить все самое сокровенное. Это был тренер по легкой атлетике. Он занимался с ребятами в парке рядом с местом, где я жил. Однако по началу я смотрел с искреннем недоумением и смехом на то, как тренируются у него ребята. Я –то привык, что тренировки проходят по 2 часа и до изнеможения. А тут, казалось, ребята вообще не напрягались. Тренировка продолжалась в среднем полчаса, большую часть времени  они проводили в отдыхе. Но, как выяснилось позже, эти ребята посмеивались надо мной, наблюдая, как я наматываю кроссы. Гордыни у меня резко поубавилось после того, как я узнал, что многие из этих ребят чемпионы города по бегу,  а некоторые даже занимали призовые места на чемпионате России. А тренер уже тогда намекал мне: ты себя изнуряешь, ни к чему хорошему это не приведет. Но мне казалось, что я делаю все правильно.

По окончании ВУЗа я столкнулся с серьезными проблемами в работе. За полгода я смени примерно 5 мест и отовсюду меня увольняли до окончания испытательного строка.  Я  попросту не справлялся с работой, моих знаний и умений, а главное практического опыта было абсолютно недостаточно. Вместе с тем, к  тому времени анорексия уже нанесла довольно серьезный вред моему здоровью. Я не мог высидеть 8 часов за компьютером, задыхался, мои ноги наливались свинцовой тяжестью. По утрам я вставал с отеками под глазами. И несмотря на все это продолжал изнурять себя марафонскими нагрузками: теперь я бегал уже по 2 раза в день. В конце концов предложения о работе попросту закончились. Меня вообще никуда не брали. Я попробовал день поработать грузчиком, но у меня была дикая слабость. На утро у меня кровь пошла из носа фонтаном, и я долго ее не мог остановить. Я вынужден был отказаться от этой работы. Мои  мучения с работой длились около 2-х лет.  Это вызывало огромное эмоциональное напряжение. Я искал выход, но не мог найти. В конце концов моя мама видя, что со мной происходит, решила, что я работать не хочу, а хочу «сидеть у нее на шее». И она поставила мне ультиматум «срок тебе до такого-то числа: либо ты находишь работу, либо, если не найдешь, ложишься в психиатрическую клинику, иначе я перестаю тебя кормить ». До этого момента разговоры о том, чтобы лечь в клинику уже были, но я их отвергал. В этот раз я , не найдя другого выхода, согласился, снова уступив   маме. 3 месяца дневного стационара одной из ведущих психиатрических клиник были довольно тяжелым испытанием.  С Врачи с самого начала меня убеждали, что мне могут помочь только препараты, которые они мне назначили( нейролептики и довольно серьезные). На мой вопрос о диагнозе, отвечали уклончиво «мы вас лечим симптоматически и от нервной анорексии тоже». Ну а маме в частном разговоре врач прямо сказала, что у меня «шизофрения в начальной форме». Мама поверила доктору. Ведь наши с ней отношения на тот момент были хуже некуда, я ее буквально ненавидел. Бегать мне врачи запретили, но при этом я  пешком ходил от дома клиники, в сумме более 15 км в день. Вдобавок всячески нагружал себя дома: например, делал уборку, вытирал пыль иногда по 2 раза в день – все для того. чтобы не набрать вес. Однако, незаметно для себя вес я все же начал набирать. Я очень любил каши и это моя «любовь» сыграла со мной шутку. В клинике каши готовили очень вкусно: на сухом молоке и еще добавляли сахар( последнее я осознал уже чуть позже). Видимо это о и привело к тому, что за 3 месяца пребывания в клинике 5 кг я набрал. Обстановка в клинике была довольно тяжелой врачи смотрели на меня с жалостью. Там было много молодежи и парней и девушек: кто-то с депрессией в тяжелой форме, кому-то ставили диагноз «шизофрения». Некоторые лечились там уже по 3 года, но никаких улучшений не было. Однажды, мне на глаза попалась аннотация к лекарству, которое мне назначили. В списке побочных эффектов значилось:  «возможен набор массы тела». Прочитав это, я тут же отказался их пить дальше. Прибегал к уловкам, показывал медсестрам в клинике, что я пью препарат который мне дают) отмечу, мама покупала его за свои деньги), а сам позже выбрасывал таблетки в окно или куда –либо еще. Однако уже  незадолго до выписки, мои «махинации» раскрылись. Остап Бендер из меня не получился. Врачи поглядели на меня совсем печально и сказали «хочешь быт овощем – дело твое. Без таблеток - загнешься». Мама, узнав, что таблетки я не пью, пришла в ярость и полное негодование. Отношения у нас с ней окончательно расстроились. Я вышел из клиники потерянным, почти потеряв веру в себя.  Мне нужно было с кем-то поделиться своей болью, и я решил все рассказать тренеру. Это был очень мудрый человек, обладавший огромным практическим опытом  работы с людьми, знаниями, разносторонне развитый. Выслушав меня, он сразу сказал, что на его взгляд,  специалисты от психиатрии ошиблись, и никакой шизофрении у меня нет, я «нормальный». Это вселило в меня новые силы. Но анорексия моя никуда не делась. Прошло время. И я , наконец, нашел постоянную работу программистом. Вместе с тем я панически боялся, что сидячая работа приведет к набору веса.  В результате я начал вставать в 4 утра на тренировку, не высыпался, не давал себе отдохнуть и по-прежнему урезал себя в еде. Тренер, видя, что я творю, говорил, ты себя загоняешь. Но я его не слышал. И вот однажды , выйдя утром бегать я понял, что у меня нет сил. Пробежав трусцой 60 м метров, я чувствовал сильную усталость. Собственно симптомы этого начали появляться давно( например, при подъему по лестнице у меня стучало в висках), но я их не замечал. В ужасе я отправился к врачам. Мне сделали обследование сердца, сказали все плохо, что я загонял себя своими диетами и нагрузками( в чем они были правы) и направили меня на дообследование. Однако меня это не устроило, и я отправился на консультацию к еще одному «специалисту», работавшему в одной со мной организации. Это был врач, но занимался он в нашей фирме отнюдь не людьми, а экспериментами на мышах. Посмотрев результаты обследований, которые я ему принес, он заявил, что у меня то самое смертельное заболевание, которое врачи мне ставили на 1-м курсе вуза и которое позже опровергли. Почему-то я ему поверил: видимо, чувствовал, себя очень плохо. Я был в полном шоке, мной овладел страх смерти от мучительной болезни. Возникла мысль. Что все это от моего недоедания. Придя домой, судорожно начал есть, заедать стресс и пытаться себя спасти. Однако страх набрать вес еще был во мне жив и очень силен  и я ел много сырых овощей и фруктов( где-то когда-то я прочитал , что клетчатка не дает усвоиться излишкам пищи) Это был мо способ чистки. Так началась булимия. Чуть позже пришли результаты сделанного  анализа крови и вес встало на свои места: у меня была анемия в такой форме, что в крови практически не было железа, отсюда и вес симптомы, которые я испытывал. Никакого смертельного заболевания у меня, к счастью, не было (если не считать начавшуюся булимию). Я пошел к тренеру, рассказал ему все. Он просто сказал: «ты себя загонял». Теперь 4 месяца никаких тренировок, спокойные прогулки на свежем воздухе в очень медленном темпе, не более 5 км в день. Мне нужно было себя загонять, чтобы научиться  прислушиваться к словам этого мудрого  человека и начать ему доверять. Фактически если бы не он, я бы продолжил себя убивать беговыми нагрузками. Но на сей раз я его послушал. И это фактически спасло мне жизнь. 4 месяца я не бегал, а только ходил пешком(но ходил я все-таки гораздо больше 5 км в день). Разумеется, мной двигал страх набора веса. Булимия никуда не делась, а только развивалась. Вместе с тем я был очень недоволен работой, у меня мало. Что получалось, я чувствовал себя не на своем месте, но меня держали. Примерно в то же время у меня появилась еще одна зависимость. «Синдром блокадника» - я начал запасать продукты в огромных количествах, превратив дом в склад. Я боялся, что мне не хватит еды, что «мама все съест» и т.д. С детства я еще и жадностью страдал, не желанием отдавать и это тоже наложилось. Мама смотрела на меня как на помешанного. И теперь уже она начала меня ненавидеть: «шизофреник», «сука», «тебя в психушку за решетку надо отправить и лечить принудительно» - эти и другие слова я слышал от нее регулярно. Я реагировал на это обидами, эмоциональной болью, от чего мне было только хуже, я шел и наедался. После лечения анемии я попробовал еще раз уже под руководством тренера начать серьезно заниматься бегом, но вскоре понял, что здоровье не позволяет. В итоге  тренер меня убедил. Что заниматься мне нужно для здоровья и только. Из-за булимии я чувствовал себя ущербным ходи и смотрел в пол, не о какой личной жизни и речи не было. Я панически боялся насмешек и издевок со стороны девушек.  Но уже тогда я понял, что нужно выбираться появилось это желание. Я искал свой путь, читал различные книги по психологии, эзотерике, но они мне толком ничего не давали, реальных изменений не было. Наконец,  мне предложили перейти на более интересную работу в другое место. Тоже заниматься программированием. Я долго решался, но согласился. Тут дела у меня пошли на лад,  я начал учиться у другого программиста, справляться со своей работой. Постепенно мне подняли зарплату. Но…большую ее часть я по-прежнему тратил на запасы еды. Я начал искать человека, который мог бы мне помочь. И нашел сайт Ирины Кульчинской. почитав информацию, я интуитивно решил, что этот человек может мне помочь. Пройденный месяц терапии он-лайн у Ирины дал мне многое, помог уяснить для себя многие моменты. Но мне предстояло еще много работы с собой, искать свой путь и искать себя. Так в конечном итоге я отыскал видео- тренинги Рами Блекта и понял – это именно то, что мне нужно, то чем я хочу заниматься. Чувствовалось, что это очень мудрый вместе с тем очень гармоничный человек. От Рами шла очень сильная энергия любви, спокойствия, вместе с тем отрясающее чувство юмора. Но вел он себя совсем просто, совсем не походил на «гуру». В общем все это меня привлекло, я интуитивно понял, что хочу учиться у этого человека. Так я пришел в восточную психологию, освоил 5 ступеней курса.  Я нашел ответы на многие свои вопросы: зачем дана жизнь, в чем ее смысл, в чем мое предназначение, нашел себя в профессии психолога( ведь я всю жизнь чувствовал, что хочу помогать людям). Мои зависимости в прошлом. Вместе с тем, у меня появилось искреннее чувство благодарности к Богу за все, что было в моей жизни. я по-новому посмотрел на свое прошлое. Понял, что различные ситуации в моей жизни были уроками любви, которые давались мне Свыше. Через различные ситуации, людей. появлявшихся в моей жизни меня учили Любви. Я понял, над чем мне нужно работать, что внутренне менять в себе. Я простил свою маму. И я очень благодарен тому, в моей жизни было пищевое расстройство – мудрейший Учитель, который настойчиво помогал мне вернуться к себе, найти правильный путь в жизни. Я понял, что в жизни нет виноватых. Все люди несовершенны все совершают ошибки и на них учатся. Моя истинная уверенность в себе  возросла, я почти перестал зависеть от мнения других людей. Я научился правильно реагировать на стрессы, теперь мне нет нужды их заедать. Я стараюсь выбирать питание, которое идет на пользу моему телу и уму, я полностью отказался от мяса, стал вегетарианцем. Для меня вегетарианство не какая-то диета, нет это тот стиль  питания, который помогает мне быть здоровым и энергичным. Я заметил, что с отказом от мяса, стал гораздо реже болеть.  Мой вес пришел в норму. Я стал куда более счастливым, чем был раньше. Причем это счастье внутреннее состояние, оно все меньше зависит от внешних обстоятельств. 

 

Анорексия       Булимия       Неконтролируемое переедание    Другие пищевые зависимости       Индекс массы тела    Оптимальное лечение       Вопросы       Родителям и близким    Чем вы можете помочь?       Куда обращаться за помощью?       Статьи       Книги       Новости       Истории выздоровления    Психотерапевтический Форум       Архив       Ссылки